ПОДЕЛИТЬСЯ

Кирилл Зима и Мария Рогоцкая — две самобытные личности, которые успешно реализуют себя в сфере кино. Их имена соседствуют не только в титрах, но и в свидетельстве о браке. Мария называет мужа необыкновенным, а Кирилл счастлив быть рядом с самой красивой женщиной в мире. Они и дома, и на съёмочной площадке всегда вместе. Талантливый режиссёр и ответственный продюсер работают слаженно, как единый организм. Кирилл и Мария уже сняли множество успешных короткометражных фильмов как в России, так и в США, и сейчас готовят несколько полнометражных картин.

Редактор Imenno.ru пообщалась с Кириллом Зимой и Марией Рогоцкой об их творчестве и не только.

— Начнём с вашего дебютного фильма. Во время просмотра фильма «Сука» мне было дико неловко за поведение парня в инвалидном кресле. А ведь подобные «герои» в жизни — сплошь и рядом. Как вы думаете, отчего люди такие злые? И, главное, как с этим бороться?

Кирилл Зима

Кирилл: Это, конечно, проблема стереотипов. Наши люди просто обожают навешивать ярлыки. Это настоящая болезнь. Я всегда обращал внимание на поведение, например, таксистов в пробках. Видят девушку за рулем красивой машины и сразу думают, что она, сами понимаете, как на эту машину заработала. За такое поведение действительно стыдно. А еще стыдно читать комментарии в интернете, в которых люди пишут, что у человека с ограниченными возможностями не может быть такой машины.

Казалось бы, сейчас у людей кругозор должен расширяться! Столько независимых источников информации, интересных, независимых. Но люди все равно продолжают жить в мире удобных им стереотипов.

Бороться с этим? Очень просто. Надо уметь давать отпор. Меня часто спрашивают, почему героиня повела себя так агрессивно? Все просто. Я считаю, что надо уметь отвечать… правда. Опускать глаза, вздыхать, «не уподобляться». Черта-с два!

— Да, читать такие комментарии действительно стыдно. Отзывы к фильму очень разные. То, что кино одним понравилось, другим — нет, вполне естественно. Но среди адекватных критиков всегда есть люди, которые просто пишут гадости ради самоутверждения или из-за каких-то стереотипов, о которых выше говорили. Вы как-то реагируете на подобные комментарии?

Кирилл: Конечно, нет. Для меня намного важнее популярность фильма. Мы постоянно натыкаемся на какие-то «зеркала», на которых у фильма где по 2, где по 3 миллиона просмотров. Я не ожидал, что фильм будет так популярен. А люди в комментариях, с ними все ясно. Кто-то хочет высказаться и делает это в любом топике. Кому-то что-то не нравится, и в этом нет ничего плохого. Кино, как и любой другой вид искусства — это очень субъективная штука. Веселят ещё всякие «шерлоки», которые ищут, к чему придраться. Это очень забавно. Сейчас будет спойлер. Недавно наша актриса — Марина Карасёва — прислала нам скриншот комментария-разоблачения о том, как ей «с помощью компьютерной графики убрали в фильме ногу». Человек объясняет на этом примере, что такое хромакей, и как, если приглядеться, можно это заметить. Всё прекрасно — 5 за теорию. Но на практике… у актрисы действительно нет ноги.

Кадр из фильма «Сука». Актриса Марина Карасёва

Кирилл: Ещё забавно, что кто-то пишет о том, что с одной ногой, тем более левой, нельзя водить машину! Ну это вообще глупости. Марина сама водила машину на площадке. В том числе, когда машина была обвешена съёмочным оборудованием. Конечно, это всё происходило под контролем специалистов по безопасности.

Мария: У меня как раз абсолютно противоположная реакция. Я всегда реагирую на необоснованные критические комментарии, причём достаточно остро. Конечно, я прекрасно понимаю, что кому-то может не понравиться наш фильм, но, если человек добавляет злой и негативный комментарий без какой-либо смысловой нагрузки, а только для того, чтобы через оскорбления хоть как-то попытаться выразить самого себя, вот это меня действительно злит.

— Вы здорово подчеркнули то, что люди с ограниченными физическими возможностями могут быть сильными. И ведь правда героиня не вызывает жалости, в отличие от её красноречивого собеседника.

Кирилл: Спасибо! Да, я и не хотел никакой жалости к этой героине. Я хотел, чтобы парень почувствовал себя жалко.

Кадр из фильма «Сука». Актёр Борис Перцель.

— Другой ваш фильм — Hot Set — цепляет с первых секунд, интересно наблюдать за развитием событий. Я все 15 минут думала, а дальше-то что будет, чем всё это закончится?! Для меня, как зрителя, подтекст неочевиден. Что вы хотели сказать этой картиной?

Кирилл: Это один из моих основных страхов. Как так, вот и всё? А дальше? А ведь можно было сделать всё интереснее? А как же полететь когда-нибудь в космос? А…? Отсюда и разное поведение персонажей. Все эти люди для меня часть единого целого. Кроме того, там есть герой по имени Чарли — режиссёр. Он говорит очень важную для меня самого мысль — «Я думаю, что мы на самом деле умираем достаточно часто, просто наше сознание не может это принять. И всё продолжается». Этот герой не верит в смерть как таковую. Ну и конечно, другая важная мысль в фильме касается понимания того, что если через 10 минут вдруг всё закончится, то…. Черт! А что мы вообще успели сделать?

Вообще есть мысль сделать из этого шорта полный метр. По крайней мере, многие продюсеры в этом заинтересованы. Сейчас мы занимаемся другими проектами, но кто знает…

— Расскажите немного про Ocean. О чем этот фильм?

Мария: О том же самом, но в другом ключе, о неприятии смерти. О планах и надеждах человека даже перед уже очевидным лицом конца света. Ведь у главного героя амбиции, и цель оказаться тем самым человеком, который сейчас станет голосом нации превалирует даже над очевидным инстинктом самосохранения.

Кадр из фильма Ocean (Океан). На переднем плане актриса Кэсси Колвин

Кирилл: Я когда-то был журналистом. И однажды я поздно вечером возвращался со съёмок или даже с какого-то мероприятия. Это было лет девять-десять назад. И вдруг я увидел столб огня. Громадный огненный столб, уходящий в небо метров на двести-триста. Горел газопровод на Озёрной улице в Москве. Я бежал в его сторону два километра с телефоном в руках, по дороге добиваясь чтобы мне срочно прислали съёмочную группу. У меня получилось. Я был первым, кто оказался на месте катастрофы со своим оператором. Потом весь район оцепили МЧС и Внутренние Войска, а я оказался внутри этого периметра. У меня почти расплавились подошвы ботинок, мы с оператором задыхались от угарного газа. Но я был счастлив. Думаю, что это своего рода моя исповедь о том состоянии. Кстати, когда мы с нашим прекрасным актером Дэррелом Черней прорабатывали образ Дэрека Страффа — главного героя фильма — я брал за основу именно эту ситуацию.

Если конкретнее, то на репетициях я погружал его в эти мои воспоминания. Надо сказать, что он очень хорошо их прочувствовал. Я отчасти вижу себя десять лет назад в этом герое. Глупого. Амбициозного. И восторженного от причастности к чему-то очень большому.


Информация о фильме Ocean

Действие происходит в альтернативной реальности, в которой еще несколько десятилетий назад уровень Океана стал стремительно подниматься, поэтому вокруг материков начали возводить очень высокие стены. Главный герой — Дерек Страф — сотрудник пресс-службы государственной корпорации О.К.Е.А.Н., которая отвечает за такой периметр, защищающий США. Он проводит время с любовницей в своем доме в Малибу, когда стена начинает трещать. Но вместо обеспокоенности или логичного в такой ситуации страха, он испытывает радость от возможности сделать официальное заявление. Но, конечно, все это метафора, и понимать происходящее в фильме может абсолютно по-своему.

Несколько интересных фактов о фильме Ocean:

  • часть фильма снималась в доме бывшего спич-райтера Джорджа Буша старшего;
  • финал снимался на том же пляже, где когда-то проходили съемки последней сцены классического фильма «Планета Обезьян» (1968), в которой из песка торчала верхушка статуи свободы;
  • актер Даррел Черни, исполняющий главную роль в фильме известен по фильму «Escape Room» (2017), и по сериалам «Westworld» (Мир дикого Запада), где он сыграл бандита Хорака. Сейчас Кирилл Зима рассматривает его на одну из ролей в готовящемся к производству в 2018 году полнометражном фильме «LUX»;
  • роль любовницы Дэрека — Линн — исполнила известная американская модель, звезда реалити-шоу «Большой Брат» Кэсси Колвин.

— Мария, тема, освещённая в фильме Bubbles, всегда актуальна. Тысячи людей каждый день жалуются, что их тяготит работа, быт, дети и так далее. Но когда замечают, что у других-то вообще всё гораздо хуже, глаза раскрываются и свои проблемы кажутся ничтожными. Когда работали над фильмом, вы использовали личные переживания? Или может быть опыт друзей и знакомых?

Мария: Вы всё правильно подметили. Вообще, название фильма Bubbles с английского переводится, как «пузыри». То есть это фильм о том, что нам на первый взгляд кажется необыкновенно привлекательным, а на деле оказывается пустым. Этот фильм не основан на личных переживаниях, скорее на личном опыте и на наблюдении за другими людьми и их отношениями.

На самом деле, отчасти эта история родилась у меня в голове после одного вечера в компании наших друзей. В реальной жизни, конечно, всё было не так, но какие-то детали и черты характера совпадают

Кирилл: Блондинка, которую сыграла очаровательная Джессика Энн Гринвальт — это вымышленный персонаж. А вот в основе образа Тэда стоит наш хороший друг. Это правда. Маша беспокоилась, что он обидится, когда увидит фильм. Но, слава богу, у него всё хорошо с самоиронией.

Мария: Но вы даже не представляете, насколько актёр похож на своего реального прототипа. Было невероятно наблюдать за реакцией нашего друга, ведь у меня было полное ощущение, что он смотрит на самого себя и ему это понравилось.

Мария: На самом деле списать какой-то характер с реального человека, наделить его теми же манерами, фразами — это очень интересный опыт.

— Бывает очень полезно видеть себя со стороны. Думаю, что многие могут поставить себя на место одного из четырёх героев.

Конечно, в каждом из нас, мне кажется, живёт на самом деле и сумасшествие, и усталость, и попытка придать себе значимости, и, конечно, любовь.

— А как вы относитесь к режиссёрам, снявшихся в своих фильмах? Сами в перспективе не планируете сыграть одних из персонажей? Например, брутального мачо и роковую красотку…

Мария: Положительно. Особенно, если у них это удачно получается. Вспомните хотя бы Квентина Тарантино в роли Джимми в «Криминальном чтиво». Он просто был великолепен. Конечно, надо понимать, что далеко не любой режиссёр может одновременно снимать и сниматься.

Кирилл: Мы уже как-то снялись в своем фильме, который скоро будет переведен на русский. Но это комедия. Я там появляюсь в образе подпольного хирурга, который занимается торговлей органами, а Маша в образе моей ассистентки. Мы не против небольших камео, и даже однажды снялись в детективном триллере нашего американского коллеги, как раз в тех образах, о которых вы говорили. Но это скорее какой-то внутренний киношный стёб — помелькать в кадре для тех, кто знает. Серьёзно в актёрстве мы себя не собираемся реализовывать.

Мария: По ту сторону камеры нам быть гораздо органичнее.

Кирилл: Во-первых, у нас всегда слишком много режиссерской и продюсерской работы. А во-вторых, ходить по своей съёмочной площадке в костюме и гриме — лично для меня, это как-то… несерьёзно. У нас тут скорее армия.

Мария: И Кирилл не шутит, когда говорит о сумасшедшей дисциплине и организации съёмочного процесса

— Мария, а работа продюсера — это больше менеджмент или творчество?

Мария: Вы как раз задали очень интересный вопрос. Ну, знаете, в киношной среде есть анекдот на эту тему: «- А продюсировать легко? — Нет, это очень просто, как езда на велосипеде. Просто велосипед горит, и ты горишь, и ты в аду».

А если честно, то это абсолютный микс из жёсткого менеджмента и творчества. Планирование должно быть фактически идеальным, чтобы проект начался и завершился в строго отведённые временные рамки. Ведь один твой просчёт может стоить десятки тысяч долларов.

Мария Рогоцкая и Кирилл Зима. Рабочий процесс

Кирилл: Даже работа режиссёра на площадке — в большой степени менеджмент. Всё творчество происходит в процессе подготовки. Мы всегда говорим -«кино готово, осталось только снять». Конечно, принимаются по-ходу какие-то решения — как продюсерские, так и режиссёрские. Что-то вносится. Но кино — это очень сложный технологический процесс, в котором задействовано огромное количество человек. Приходить на площадку и «креативить» может себе позволить человек, снимающий скетч с несколькими друзьями. Но на настоящей площадке, тем более американской, ты должен знать всё, что будешь делать, фактически минута в минуту.

Мария: Чтобы проект и твои расчёты были удачными, для этого нужно приложить максимум творчества. Ведь даже в самом распланированном плане действий бывают сбои по разным и не зависящим от тебя причинам. И тогда ты начинаешь задействовать свой творческий потенциал.

Кирилл: Вообще, Маша — потрясающий руководитель на площадке. Она может держать в голове все задачи, которые поставлены перед каждым членом съемочной группы. Даже когда на площадке 60 — 70 человек.

Мария: Как видите, если я начинаю говорить о проекте с точки зрения продюсера, то и понятие творчества начинаю воспринимать исключительно с продюсерской точки зрения.

— Кирилл, мне понравилось, как в одном из интервью вы сказали, что всегда слушаете Марию, так как у неё хорошее чутье. Здорово, когда мужчина самодостаточен и мудр, чтобы не соревноваться с женой на тему, кто круче или чей труд важнее в общем деле. А в семье вы как распределяете обязанности?

Кирилл: Вообще, мы фактически 24 часа в сутки вместе вот уже шесть лет. Такой «безумноватый» тандем. Если вдруг с кем-то встречаюсь без Маши, то машинально говорю «мы» вместо «я». Наверное, кто-то думает, что у меня такая форма мания величия. А на самом деле, я просто все время держу в голове её оценку и точку зрения. И, конечно, все эти 24 часа в сутки мы с головой в кино… иногда еще в каких-то общественных и социальных вопросах. А в быту… Если у нас нет съёмок, то мы весь день работаем над сценариями, раскадровками, проектами… а потом идем делать что-то на гриле. Стоим смотрим на огонь и продолжаем обсуждать кино. Маша переворачивает мясо или курицу.

Мария: Да, скорее всего мы странная пара для большинства. Мы очень редко бываем не вместе. Мы фактически 24 часа в сутки говорим о кино, о проектах, о новых идеях. И обязанности в семье у нас каким-то естественным образом делятся естественно. Я переворачиваю курицу, Кирилл её ест! 🙂 

— А вот интересно, у вас сначала возникли романтические отношения, которые в дальнейшем привели к творческому тандему? Или же наоборот в процессе работы разглядели друг в друге близкого человека?

Кирилл: Всё началось с романтических отношений и невероятного взаимного интереса. Не рабочего, вообще какого-то… во всём. Мне было достаточно одного взгляда на Машу, чтобы понять, что это главный человек в моей жизни. Мы встретились на ТВ, где я работал в одной из крупнейших развлекательно-информационных программ, а Маша на одном из главных новостных каналов. Мы всё время были в бешеном темпе. Но тогда в какой-то момент стало плевать на этот темп, на эти эфиры. Как в кино — время остановилось, все остальные люди оказались в «расфокусе». И через полгода мы создали собственную продакшн-компанию, чтобы не мы зависели от времени, а время от нас.

Мария: Вот мы сейчас сидим рядом, и я не вижу, как на этот вопрос отвечает Кирилл. Но могу сказать, что, конечно, романтические отношения у нас возникли давно в наш журналистский период. Мы работали на ВГТРК. В этом году у нас было 6 лет со дня свадьбы, которую, кстати, мы праздновали в Ярославле, в моём любимом и родном городе, который для Кирилла уже стал вторым домом.

Кирилл Зима и Мария Рогоцкая

— Мария, вопрос к вам. «Какое это счастье — знать, что самая красивая женщина в мире — это твоя жена», — написал Кирилл под одной из совместных фотографий в Instagram. За какие человеческие качества полюбила Кирилла Зиму самая красивая женщина в мире?

Мария: Я душу его почувствовала. Когда в одном человеке могут присутствовать десятки других миров. Когда мы с ним в первый раз заговорили, то меня просто как током ударило, никто и никогда не разговаривал со мной так. Он необыкновенный. И, конечно, у него потрясающее чувство юмора. Оно, кстати, у нас в семье особое.

— Кирилл, а как возник ваш псевдоним? Почему Зима? Я вообще-то думала, что это фамилия. Но случайно увидела, что Петров.

Кирилл: Петров… Во-первых, это, конечно, очень распространенная фамилия. У меня даже есть друг, которого зовут Кирилл Петров. И он тоже режиссёр. Во-вторых, насколько мне известно, Петров — это фамилия, которую мои предки взяли во время революции, чтобы скрыть настоящую. Ну а по поводу Зимы… когда я работал давным-давно в журналистике, в том числе в расследовательской, мне часто приходилось использовать разные имена и фамилии. Часто это были фамилии, связанные с холодом. Зима, Ледовой, Морозец и так далее. Холод. Это что-то вроде тотема.

P.S. Кстати, у Кирилла и Марии на ногах есть одинаковые татуировки — слово Arktika и символ вечности.

Кирилл Зима

 

Мы благодарим наших собеседников за приятное общение и интересные ответы. Редакция Imenno.ru желает Кириллу и Марии успешных проектов и семейного счастья! Пусть источники вашего вдохновения никогда не иссякают!

 

Фото из архива Кирилла Зимы и Марии Рогоцкой