ПОДЕЛИТЬСЯ

Как пишет ИА REGNUM, в России назрела необходимость решения проблемы определения понятия «квалифицированный инвестор». Об этом заявил замгендиректора по инвестициям инвесткомпании «Универ Капитал» Дмитрий Александров, прокомментировавший судебную тяжбу между «Транснефтью» и Сбербанком.

Тяжба эта стала возможной по причине заключенной в 2014 г. сделки между сторонами о покупке валюты по фиксированной стоимости с опционами. Сбербанк не счел нужным должным образом проинформировать контрагента о рисках, которыми ему грозит эта сделка. В результате «Транснефть» понесла многомиллиардные убытки, а Сбербанк получил большую прибыль, купив у компании 2,7 млрд долларов по сниженной ставке. Трубопроводный гигант обратился в АСГМ, который признал сделку недействительной, ведь профессиональный игрок на рынке в лице Сбербанка не ознакомил «Транснефть» с нюансами сделки. Впрочем, позднее апелляционный суд счел нужным по какой-то причине принять сторону ответчика. Все идет к кассации.

По мнению Дмитрия Александрова, налицо та самая проблема с понятием «квалифицированный инвестор». «Транснефть», безусловно, является таким инвестором, но понятие слишком размыто, и нуждается в более точном определении. Спор со Сбербанком это доказывает, ведь менеджеры компании, как оказалось, не обладали должной квалификацией для просчета рисков по сделке. Ход за Центробанком — он должен предложить более строгое определение понятия «квалифицированный инвестор» — заявил эксперт.

Однако, ЦБ занял явно противоречивую позицию, считают эксперты. С одной стороны ЦБ умышленно затягивает принятие нормативных актов по регулированию сделок с производными финансовыми инструментами (ПФИ) под предлогом боязни повлиять на решение суда. С другой —  первый зампред Банка России Сергей Швецов, выступая 10 октября на XII международном форуме «Российский рынок производных финансовых инструментов», заявил об обоснованности решения апелляционного суда по спору Сбербанка и «Транснефти», чем фактически оказал давление на суд. Эксперты же в своих комментариях указывают, что действия Сбербанка при подготовке и заключении сделки с опционами  «Транснефти» противоречат международной практике регулирования деятельности профессиональных участников финансового рынка, в которой запрещены и подлежат наказанию действия, заведомо ведущие к убытку клиента.

 

Александр Мостовой