ПОДЕЛИТЬСЯ
Фото Натальи Казаковой

Сергей Юрьевич Плотов — российский сценарист, поэт, драматург, актёр. Работал в Хабаровском театре юного зрителя и в Челябинском театре кукол. Сейчас живёт в Москве и занимается несколькими проектами. За последние два года выпустил два сборника стихов — «Каша из топора» и «Дефиле».

Сергей Плотов пишет стихи, которые вызывают смешанные чувства. На тонкий юмор талантливого поэта читатели реагируют тихой улыбкой и громким смехом. Его философские рассуждения заставляют задуматься над тем, что, казалось бы, и так понятно. Осторожно! В «копилке» поэта также много стихов, от которых слёзы горячим комом подступают к горлу.

На полках книжных магазинов встретить его сборники не получится. Зато мастер непечатного слова щедро делится своими стихами и мыслями на своей странице в Facebook. Автор участвует в литературных вечерах, выразительно читает свои стихи на капустниках. Сергей Юрьевич — желанный гость и за рубежом. Буквально пару месяцев назад он блестяще выступил перед русскоязычными жителями Нью-Йорка.

Среди его известных киноработ можно отметить фильм «Карнавальная ночь — 2», сериалы «Моя прекрасная няня», «Кто в доме хозяин», «Между нами девочками». Шутки Плотова зрители могут услышать в монологах Геннадия Хазанова, с которым он успешно сотрудничает.

 


8 ноября, в день презентации своей второй книги «Дефиле», Сергей Плотов ответил Imenno.ru на несколько вопросов.


— Сергей Юрьевич, как начинается ваш обычный день? Заранее всё планируете или плывёте по течению?

— Планирую. У меня одновременно в работе около 5 разных проектов. Поэтому без плана никак. День начинается с довольно раннего подъёма, завтрака, кофе + сигарета — и за работу. Те проекты, что сложнее — на начало дня, те, что полегче — на вечер.

— Над какими проектами работаете сейчас?

— Сериал для ТНТ. Сценарий церемонии вручения премии «Звезда Театрала». Мюзикл с Александром Журбиным. Недавно закончил работу над мюзиклом с Александром Зацепиным. Ну, и по мелочи.

— А среди них есть основная работа? Та самая, где лежит ваша трудовая книжка?

Трудовая книжка лежит в Театре Эстрады. Я заместитель художественного руководителя по литературной части. 

— Что входит в ваши прямые обязанности?

— Литературная работа с Геннадием Хазановым.

— Следующий вопрос как раз связан с ним. В одном из интервью вы рассказали про совместную работу с Геннадием Викторовичем. Полнометражный фильм «Лицо» о жизни двойника Путина.  Интересный проект. Съемки не начались ещё? Есть примерные сроки, когда мы сможем это увидеть?

— Не начались. Деньги ищем. Там и режиссёр великий — Николай Досталь. Но пока нужной суммы для съёмок нет. Может, к весне будет. Хотелось бы.

Мне повезло работать с классиками нашего кино — Эльдаром Рязановым, Аллой Суриковой, Николаем Досталем.

— Кстати, отзывы к совместной работе с Рязановым «Карнавальная ночь-2» были не очень лестными. Как вы относитесь к критике?

— Нормально отношусь. Для меня важен сам факт работы с Мастером. Мы с ним потом ещё один сценарий сделали. По роману Кунина «Русские на Мариенплац». Но опять проблема с деньгами возникла — не удалось найти. Увы.

Да, без денег сегодня никуда. Мне по душе ваши слова «счастье – это работа. А если за твою любимую работу еще и прилично платят, вообще чудесно». Как вы относитесь к тем, кто гонится за деньгами, вместо того чтобы попробовать делать свою работу качественно. Полюбить её, в конце концов?

— Деньги — любви не помеха. Но, если кому-то надо заставлять себя полюбить свою работу, то, скорее всего, это не его работа. Насильно мил не будешь. Я перепробовал самые разные виды работ. При этом с юности сочинял/писал что-то, но в качестве хобби. И вот хобби стало профессией. От себя не уйдёшь!

— Это точно. Есть проекты, за которые беретесь без энтузиазма? Чисто ради материального интереса.

— Конечно.

— Вам нравится выходить из зоны комфорта и делать что-то новое?

— Для меня делать что-то новое, узнавать новое, учиться новому не является выходом из зоны комфорта. Я люблю новое.

— Необъятная зона комфорта получается.

— Точно.

— Среди сериалов и фильмов, снятых по вашим сценариям, есть самый любимый? Я в юности с удовольствием посмотрела «Мою прекрасную няню».

— Их довольно много. В каждом есть что-то, что греет душу. Но такого фильма/сериала про который я мог бы сказать «Это получилось именно так, как придумывалось!» пока нет. Но надежды не теряю.

«Няня» — славная работа. С неё для меня всё и началось. И я благодарен тем, кто меня привёл в эту профессию — Эдуарду Радзюкевичу (режиссёр) и Константину Наумочкину (креативный продюсер сериала).

— В процессе съемок возникали курьезные случаи, когда приходилось менять сценарий? Например, кто-то заболел, ушел из проекта, забеременела…

— На одном из проектов (не буду уточнять на каком именно) артистка, играющая главную героиню, сильно достала всю группу. И тогда ей (героине, а не артистке) пришлось устроить автокатастрофу с последующей пластической операцией. И, когда героине сняли с лица бинты, под ними была уже другая актриса.

— Очень любопытно!

— А вообще, в те годы, когда я дежурил на съёмках, приходилось минут за 10 дописывать сценарий, или наоборот сокращать минут на пять за тебе 10 минут, так как съёмки — процесс живой, а хронометраж серии при этом неизменен. Поэтому, если сцены сыграны быстрее — есть недохрон, и приходилось что-то вписывать в уже готовую серию. При этом исходя из тех артистов, которые к этому моменту остались на площадке. А если сыграли дольше — приходилось те сцены, что ещё не сняты, сокращать. Прекрасный сумасшедший дом съёмочного процесса! До сих пор вспоминаю его с нежностью. Ну, и школа, конечно, серьёзная. Тренировка моментального креатива на тему.

— А когда начинаете писать сценарий, вы представляете конкретных актеров в той или иной роли? Или актеров ищут «по образу и подобию»?

— Для себя представляю конкретных — так удобнее писать. Это так называемый «дрим-каст». Поэтому представлять могу любых актёров — хоть Дастина Хофмана! А иногда известно заранее, на кого пишется сценарий. И тогда тоже понимаешь, как будет себя вести персонаж в исполнении именно этого артиста. По-всякому бывает.

— Вы часто говорите, что очень любите Москву. А за границей у вас есть любимые города, куда вы летаете, если не как к себе домой, то хотя как в гости к старому доброму другу?

— Да. Это Нью-Йорк, Париж, Марбург и Мюнхен, Барселона, Венеция.

— Людям, рождённым под созвездием Близнецов, присущи такие потрясающие качества, как легкое отношение к жизни, природное обаяние, любознательность, активность. Читая ваши интервью, слушая выступления и вот прямо сейчас общаясь, могу подтвердить, что всё это про вас. А вот недостатки этого знака зодиака у вас тоже имеются? Вы часто опаздываете на встречи, например? Дедлайны срываете?

— Никогда не опаздываю и работу сдаю точно в срок. У меня какие-то другие недостатки этого знака. Например, двойственность и легкомыслие. Но я над этим работаю!

— Сегодня (беседа происходила 8 ноября) у вас состоится презентация новой книги «Дефиле», с чем вас и поздравляем! Вы как-то готовитесь к таким мероприятиям? Какие чувства испытываете по этому замечательному поводу?

— Приятно, что прекрасные люди собираются прийти и порадоваться вместе со мной выходу сборника. Я сборниками не избалован — их пока всего два. Для пишущего человека это большое событие — держать в руках свою книгу и с удовольствием дарить её друзьям.

Я готовлюсь к каждому своему концерту. Собираю программу, компоную стихи так, чтобы не стало скучно. Выстраиваю некую драматургию вечера. При этом всегда готов к импровизации и люблю импровизировать. Сказывается работа конферансье в прошлом.

Фото Натальи Казаковой. Презентация книги «Дефиле», 8.11.2017

— Жаль, что ваши книги нельзя купить. Почему их нет в свободной продаже? Будут?

— Не думаю, что в ближайшее время они смогут появиться на полках. По цензурным соображениям. Да и тираж всего 300 экземпляров.


Большой Поэт не ходит в туалет - читать

 

***
Большой Поэт не ходит в туалет,
Поскольку не в сортирах и уборных
Его стезя, а где-то в высях горних,
Где он следит движение комет.

Большой Поэт народу свыше дан
(В чём у него нет никаких сомнений)
Большой Поэт – всегда немного Ленин –
Некакающий гений и титан.

Большой Поэт не ходит на базар
Не варит щей, на кухне кран не чинит.
Он перманентно в думах об Отчизне
И скорбь в его прописана глазах.

Большой Поэт – обуза для родни.
Она всегда его не понимает,
Третирует и бытом донимает,
А он творит – ему не до фигни.

Довольным он не должен быть никак.
Когда он зажигает светоч знанья,
То обречён на недопониманье.
До нас дойдёт, а всё — уже поздняк

Метаться… (Здесь в стишке – анжамбеман,
Что, между прочим, точная примета
Большого Настоящего Поэта.
Кто без анжамбемана – графоман).

Большой Поэт на весь обижен свет.
И неопрятен. И вонюч немного.
Зато трындит без роуминга с Богом.
(Он так считает. Почему бы нет).

Его терпеть читатель обречён.
И ладно. И потерпим. Нам-то чо!..


«Большой Поэт не ходит на базар. Не варит щей, на кухне кран не чинит», — пишете вы. На кухне вы только гость или иногда балуете свою семью кулинарными изысками? А кран чините?

— Кран не чиню — не умею. Приготовить что-то смогу. Но главное — я не считаю себя «большим поэтом». Этот стишок как раз написан про тех, кто ощутил себя миссией и начал поучать читателей с высоты своих стихов. Для меня такой переход в менторы — гибель для творческого человека. Но это моё, субъективное мнение, конечно.

— Про поэтическую кухню. Готовлю редко. Нет такой необходимости. И вряд ли эти блюда можно назвать «изысками». Могу картошку пожарить, мясо приготовить, салат порубить. Всё по-простому.

На «Эхе Москвы», 2004 год

— Прошло 12 лет с тех пор, как вы ушли с «Эха Москвы», где в течение трёх лет каждый день писали стихи для программы «Ну и денёк». Например, ровно 14 лет назад, 8 ноября 2003 года, вы написали про героя знаменитой книги Брэма Стокера – Дракулу.

Детишки не особо плакали,
Когда я на ночь им прочел
Историю о графе Дракуле
С зубами, словно дырокол.
День за окном кончался дракою,
Что началась еще в обед,
И, налакавшись, шибче Дракулы
Кровь из жены сосал сосед.
Устав от будничной суровости,
Я завалился на кровать.
Но, побоявшись слушать новости,
Продолжил «Дракулу» читать.

— Сергей Юрьевич, можно вас попросить подарить нашим читателям свежее четверостишье?

— Упорно обживает этот ад
Не первое в России поколение.
Сто лет назад страна пошла назад
И тупо не меняет направление.