ПОДЕЛИТЬСЯ

Нина Аркадьевна Шацкая — певица, которая выделяется своим проникновенным и современным исполнением русских романсов и джазовых композиций. В ней есть всё, чтобы влюбить в себя зрителя: завораживающий тембр голоса, природная красота и царственная осанка. Однако, прежде чем блистать на больших сценах и стать Заслуженной артисткой России, ей пришлось пройти длинный и тернистый путь.

Сегодня Нина Шацкая востребованная артистка, успешно гастролирующая с уникальными сольными программами. В этом году она стала участницей популярного вокального шоу «Голос» под наставничеством Димы Билана. 


В интервью Imenno.ru Нина Шацкая рассказала о своих детских увлечениях, переломных моментах в карьере, об участии в «Голосе» и любимых песнях.


— Вы родились и выросли в творческой семье, музыка в вашей жизни была всегда. В детстве и юности у вас были увлечения, не связанные с творчеством?

— Когда я была маленькой, меня бабушка научила вязать крючком, спицами и вышивать крестиком. И я очень любила эти занятия. Но отец считал, что мне лучше заниматься музыкой, танцами, и не приветствовал сидячие, домашние, девичьи мои привычки. 

— Очевидно, что талант и любовь к музыке передался вам от папы — музыканта и дирижёра Аркадия Исааковича Шацкого, которого и сегодня в родном Рыбинске любят и помнят. А какие способности и черты характера вы унаследовали от мамы? Как Татьяна Николаевна повлияла на ваше становление как актрисы, певицы?

— Мама всегда была хранительницей очага. Несмотря на то, что она была очень занята на работе (работала директором Дворца культуры и начальником отдела кадров большого завода), у нас всегда дома были приготовлены вкусные обеды, всегда было чисто. Я тоже очень люблю готовить, у меня хорошо получаются различные вкусные супы.

Когда я училась в старших классах, у нас была маленькая дача. Мама очень любила разводить цветы. У меня дома в Москве тоже очень много красивых цветов. Моя мама заядлая пловчиха: еще в лет 65 она могла переплыть с ластами в Угличе Волгу. Я тоже очень люблю плавать с ластами. 

Всё, что во мне есть женственное — это от мамы. В музыке, наверное, мама не оказала на меня большого влияния, но я всегда старалась быть невульгарной, непошлой, женственной. Многие говорят, что у меня царственная осанка — вот это точно от мамы.

— Ваша мама в интервью журналу «Семейное образование» призналась, что вас в детстве хвалили мало. Родители были строги к вам?

— Да, меня мало хвалили. Наверное, и не было за что хвалить. Я такая была сорванец, училась неважно. А мама и отец были отличными учениками в школе, и ждали от меня таких же успехов. Я, наверное, их не оправдывала, и может где-то в глубине души разочаровывала. Ну и потом, в те времена, когда я росла, не было принято хвалить детей, как-то нас больше строжили и требовали от нас. Я очень счастлива, что мама сама это сейчас понимает, и дети брата растут в совершенно другой атмосфере. И брат к ним иначе относится, и мама их больше хвалит, чем ругает. Хотя им достается на орехи тоже, если ведут себя неправильно и хулиганят.

— Ваш путь к успеху был непростым и длинным. Приведу цитату из воспоминаний о трагическом дне в вашей жизни, когда не стало папы:

«Как обычно бывало в минуты отчаяния и безысходности, я позвонила отцу, уехавшему на пару дней в Рыбинск. Поныла о невостребованности и нереализованности, о том, что концертов нет, и жизнь проходит мимо. Что надо менять профессию».

Тогда Аркадий Исаакович поддержал вас, и сказал, что вы должны научиться ждать своего часа, раз выбрали такую профессию. Сколько прошло времени до того, как почувствовали себя востребованной? Много было переломных моментов, когда хотелось бросить сцену?

— Поначалу такие мысли были очень часто, потому что было сложно. Был период в начале 90-х, когда всё изменилось. Тогда для того, чтобы выйти на сцену, нужен был репертуар, а взять репертуар было негде. Для этого были нужны деньги — денег не было. Это был такой замкнутый круг. Купить песни, записать аранжировки, сшить костюмы… Вот это ощущение безысходности, конечно, загоняло в тупик. Но как только мне посчастливилось встретиться с симфоническим оркестром и начать петь под него, уже было такое счастье, такое богатство музыки. Востребованной почувствовала себя с первых концертов, которые стали распродаваться. Артист чувствует себя востребованной, когда у него есть аншлаг в зале. Эти аншлаги стали появляться в результате очень долгой работы, в том числе, благодаря тому, что канал «Культура» стал снимать меня в программе «Романтика романса». Зрители меня узнали, стали заполняться залы. Я уже и не вспомню, когда в последний раз были мысли о том, чтобы оставить сцену. 

— К счастью, ваши старания и верность к профессии оказались не зря. За профессиональные успехи в 2004 году вы удостоились почетного звания «Заслуженный артист Российской Федерации». Помните тот день, когда вам сообщили радостную новость?

— Это был сложный день. Ко мне приехал брат, который меня очень любит и всегда поддерживает. У нас с ним состоялся сложный разговор. Летом широко известные артисты с большой аудиторией обычно работают на курортах России, собирают большие залы. А у артистов не первого эшелона возникает летний простой, очень мало работы.

И вот, я сидела без работы, грустила. Брат сказал: «Если тебе будет сложно, может быть имеет смысл переехать в Ярославль?! У тебя хорошая профессия, будешь директором Дворца культуры. Я тебя поддержу, поживешь у меня, а потом что-нибудь придумаем«. Меня это настолько потрясло! Мне показалось, что брат в меня не верит. И это был такой гром среди ясного неба. Это так меня огорчило, что когда уехал брат, я не находила себе места.

Вдруг поздним вечером этого же дня раздался телефонный звонок. Человек, связанный с Министерством культуры, поздравил, что я теперь Заслуженная артистка России. Я помню свою мысль. У меня было такое отчаяние, что ничего в жизни не меняется, и вдруг вот эта награда и признание моего артистического статуса… Я помню, что перешагнула какой-то свой внутренний рубеж, и начался внутренний новый отсчёт. Если до этого момента мне казалось, что ну звание и звание, я вдруг поняла, что это не так. Что это признание моего артистического умения. 

Нина Шацкая на сцене

— В вашем репертуаре несколько работ с актрисой Ольгой Кабо — литературно-музыкальные спектакли «Колдунья», «Память о солнце», «Я искала тебя». В планах есть новые совместные проекты?

— Да, у нас уже готов третий спектакль. Называется он одной из ахматовских строчек «Пятое время года — любовь». Обычно мы, описывая этот спектакль, говорим, что это самое любимое из самого известного. Оля читает поэзию от Пушкина до Беллы Ахмадулиной — это самые известные и любимые стихи. А я пою самые известные песни: романсы, джазовые баллады. Всё это объединено любовью и временами года. Очень красивый, достаточно легкий спектакль, если сравнивать его с предыдущими, посвященными Анне Ахматовой и Марине Цветаевой.

— Вы, как заядлая путешественница, наверняка перепробовали множество национальных блюд в различных странах мира. Можете выделить самое вкусное и, наоборот, то, что никогда не станете есть?

— Много путешествуя по азиатским странам, я неоднократно видела, как там едят насекомых. Мне не хватило смелости их попробовать ни разу. Не знаю, может когда-то я это сделаю, но пока не готова. Я очень люблю карри в странах Индокитая. И очень была удивлена, впервые там оказавшись, что мы едим рис, который в этих странах отправляют в Европу на экспорт. А внутренний рис, который едят сами азиаты, очень вкусный. Он имеет ярко выраженный вкус и аромат. Вот это меня поразило, и я до сих пор люблю, приезжая в страны Азии, пробовать блюда из риса. 

— Шоу «Голос» — новая страница в вашей творческой жизни. И до вас в проект приходили музыканты, которые в этой сфере далеко не новички. Например, Андрей Давидян, Мария Кац, Мариам Мерабова, Антон Беляев, Александр Панайотов, Арсений Бородин и многие другие уже были знакомы не только зрителям, но и наставникам. Но почему-то именно ваше участие вызвало такой резонанс. Как вы думаете, почему?

— Для меня самой это загадка, я не могу понять. Я понимаю, что Александр Панайотов гораздо более известен в молодежной среде, чем я. И уж Антон Беляев — тем более. И Андрей Давидян был меня значительно старше. Не понимаю, с чем связана такая реакция на то, что я пришла в проект. Очень много и позитивных отзывов, и радости, что я в этом проекте.

— Ваш дуэт с Альбиной – один из самых обсуждаемых. Я знаю, что вы активно следите за тем, что пишут пользователи соцсетей. Комплименты и объективную оценку читать наверняка приятно, а как вы относитесь к критике? Идя на проект, были готовы к тому, что на вас может обрушиться негатив?

— Однозначно была готова к любой ситуации. Тем более, моя очень хорошая приятельница, подруга, коллега Мариам Мерабова очень щедро со мной поделилась своими впечатлениями и предупредила меня накануне эфиров, что обязательно случится вот такая ситуация. Что комментарии бывают как позитивные, так и недобрые. Чтобы я их не читала и не обращала на них внимания. Но конечно же мы советов никогда не слушаем. И в первый же день я окунулась в комментарии. Надо отдать должное, что на слепых прослушиваниях практически не было негативных комментариев. Меня приняли очень доброжелательно. В дуэтах — да. Большому количеству комментирующих казалось, что Альбина, как более молодая участница, должна иметь шанс получить выход к широкой аудитории благодаря «Голосу». Но я уже неоднократно говорила, что нельзя занять чужое место. Если сегодня в нашем дуэте Дима выбрал меня, значит, что на сегодняшний день моё место — быть в проекте. А Альбина молодая, ей 25 лет, она еще проявится.

— Участие в «Голосе» уже как-то повлияло на вашу жизнь? Вас еще больше стали узнавать?

— У меня есть своя аудитория, которая ходит на мои концерты и знает меня. Если говорить о том, узнают ли меня на улицах, то мой образ телевизионный и мой образ в быту — очень разный. Я же не хожу, как правило, в вечернем макияже, в длинных платьях. В обыденной жизни я очень люблю стиль casual. Крайне редко меня узнают. В гастрольной жизни — да, очень часто приходят за кулисы за автографом не просто потому, что понравилась концертная программа, а еще и для того, чтобы выразить свои эмоции по поводу моего участия в проекте. Конечно, это приятно. Но не могу сказать, что в одно мгновение проснулась знаменитой, и моя жизнь как-то изменилась. Я этого не почувствовала.

— В команде Димы Билана собрались самые незаурядные личности. С кем-то из ребят общаетесь вне проекта?

— У нас удивительная команда. Дима спиной выбирает в свою команду людей очень необычных. Необычно еще то, что остальные команды практически не общаются друг с другом в обыденной жизни. А у нас команда, которая отмечает вместе дни рождения, встречается на концертах друг друга. У нас нет такой жесткой конкуренции, и даже многие из выбывших участников продолжают друг с другом встречаться, общаться и проводить время вместе. Это очень здорово! Команда очень молодая, мне очень интересно общаться с ребятами, почувствовать, чем дышит новое поколение.

— Вы очень тепло отзываетесь о наставнике. «Ночной хулиган», действительно, раскрылся зрителям как глубокий, интеллигентный, образованный и скромный человек. С каждым сезоном он как наставник получает всё больше комплиментов от своих коллег и телезрителей. Интересно, если вы дойдете до финала, то какую из песен Димы Билана вы бы исполнили дуэтом?

— Дима для меня главное открытие проекта и моего участия в нём. Такой тонкий, у него такой острый глаз, ухо, слово. При этом невероятно деликатный, с фантастической интуицией, тёплый человек. Получаю колоссальное удовольствие от общения с ним, прислушиваюсь к его советам. Пока не думаю о дуэте с Димой. Вообще, скажу такую вещь: наверняка у многих зрителей складывается впечатление, что участник может влиять на репертуар. В случае с Димой не так — он очень мягкий, при этом нельзя навязать ему своего мнения. Мой репертуар — стопроцентный выбор Димы.

— Многие ждут от вас перевоплощения в рамках проекта. Дождутся или зря надеются?

— Это для меня достаточно сложный момент. Песня, которая будет звучать в прямом эфире, совершенно не в моём репертуаре. Он полностью вышиб меня из состояния комфорта. Я изо всех сил пыталась сопротивляться и петь всё что угодно, но только не ту песню. Ни разу на меня не нажав, Дима не оставил мне шанса спеть что-то другое. Я не смогла его переубедить. Не знаю, как отреагирует публика, но Дима не оставил камня на камне от моего обычного стиля. И даже неожиданный для широкой аудитории джаз, в котором меня не знают, он не принял. Наставник дал мне песню, которая совершенно не имеет никакого отношения к моему привычному пению. 

— Песня «Мама», написанная талантливейшим композитором Дмитрием Селипановым на стихи Марины Цветаевой, одна из сильнейших в вашем репертуаре. А вы можете выделить одну или несколько своих песен, которые вызывают у вас самые яркие чувства?

— Так и есть, это одна из самых сильных песен, написанная моим любимым композитором именно для меня. Это, конечно, счастье — петь песни, которые пишет Дима. Практически весь проект, который Дима написал для спектакля «Я искала тебя» (13 песен и 1 аранжировка) — я их все очень люблю. Из них больше половины вызывают у меня самые яркие эмоции. Это и первая песня, которую Дима прислал на прослушивание «Я помню ночь», и финальные песни «Есть счастливцы и счастливицы», «Кольцо», «Путь креста». Я очень люблю петь «По дороге в Загорск» (стихи Евгения Блажеевского, музыка Александра Подболотова). 

Если говорить о романсах, которые широко известны, то в каждом концерте я получаю удовольствие, исполняя песню «Любовь волшебная страна» Андрея Петрова из фильма «Жестокий романс». Люблю петь песни из ахматовского цикла Златы Раздолиной. Практически все песни, которые я пою — горячо люблю и ярко в них проявляюсь.