Садоводы СНТ «Факел» из Челябинска, не согласные с решениями российских судов о сносе на их участках строений в охранной зоне нефтепродуктопровода раздумывают об обращении в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. По мнению ушлых адвокатов, отстаивающих их интересы, французские судьи могли бы повлиять на изменение размеров охранных зон трубопроводов в России, отмечается на сайте «Национальная пресса».

Судебная история о сносе строений началась в 2012 году, а в течение 20 лет до этого эксплуатирующие трубопроводы организации (сейчас это АО «Транснефть – Урал», дочернее предприятие «Транснефти») регулярно писали письма в прокуратуру, администрацию Челябинска и Советского района города, в правление СНТ «Факел» о недопустимости возведения любых строений в охранной зоне. Тем не менее, заборы, сараи и дома вблизи трубопровода строились, а прокуратура и администрации на письма нефтяников не реагировали.

Все традиционно шло к какому-нибудь ЧП, когда из прохудившейся трубы хлынул бы поток солярки, а ремонтные бригады не смогли подъехать к месту аварии из-за возведенных заборов, но в 2007 году «Транснефть» начала наводить порядок в разбросанном по всей стране хозяйстве трубопроводной монополии. Дошла очередь и до охранных зон трубопроводов. В апреле 2012 года в челябинском Росреестре были зарегистрированы трубопроводы с их охранным зонами, а потом компания потребовала от собственников строений в охранных зонах снести постройки. Добровольно никто сносить строения не пожелал, и компания обратилась в суд. В мае и июне 2013 года Советский районный суд Челябинска удовлетворил иски «Уралтранснефтепродукт» (название собственника трубы в то время) к 5 собственникам о сносе. Например, от собственника Бакеевой С.Р. суд потребовал «осуществить снос садового домика с мансардой, хозяйственного строения в виде бани, сооружений в виде ограждения из металлической сетки, железобетонной опоры».

Хотя иски были предъявлены только к 5 собственникам и только о сносе строений, в местной печати появились тексты под заголовками типа «В Челябинске компания, транспортирующая нефть, пытается лишить 260 садоводов их собственности». В «Транснефти» на издание («Новый регион») в суд за клевету не подали, и до сих пор новости с «Факела» журналисты не боятся публиковать под заголовками «В Челябинской области суд постановил снести более 300 дачных домов» (!).

Адвокаты сумели убедить доверчивых садоводов платить им деньги за продолжение «борьбы» и довели процесс до Верховного суда, где тоже проиграли. Теперь бумаги собираются отправить во Францию (!).

У проигравших суды садоводов «Факела» по существу (если отбросить детский лепет, что они «не знали» о трубопроводе – о нем знали все), есть только один весомый довод в свою пользу – свидетельства о регистрации прав собственности на строения и землю, в которых не указаны ограничения, связанные с существованием трубопровода. Позиция Росреестра такова: «В земельный кадастр трубопровод и его охранные зоны внесены в апреле 2012 года, а до этого у нас не было основания отказывать заявителям». Такую же позицию заняли в ОНФ. Руководитель региональной рабочей группы «Общество и власть: прямой диалог» Арсен Унанян заявил: «Транснефть» нарушала требования Гражданского кодекса, она недобросовестно относилась к своим правам. Она не вовремя ставила участки на учет, то есть администрации могли не знать о том, что проходит труба».

Понятие «вовремя» относительно постановки объектов на кадастровый учет в российском законодательстве напрочь отсутствует, а вот на то, что в охранной зоне трубопровода в «Факеле» вопреки нормативным документам строятся дома, нефтяники регулярно жаловались в прокуратуру, администрации Челябинска и Советского района, в правление СНТ «Факел» аж с 1992 года, о чем имеются официальные документы. Также имеются официальные документы о том, что спорные сооружения расположены вне официальных границ СНТ «Факел», садоводы самовольно прирезали к своему товариществу 3 га землицы в охранной зоне.

Самый интересный вопрос, кто виноват и что делать? Один из пяти собственников свой сарай снес, а на этом дело прекращено. А вот один из членов СНТ Юлия Тихонова утверждает, что дом на садовом участке – ее единственное жилье, купленное за 1,2 млн рублей, и снести его она не может. Для подобных случаев в Гражданском кодексе есть ст. 16, согласно которой «убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов… подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием». В официальном заявлении «Транснефти» также говорится: «… владельцы не лишены возможности предъявить требования, связанные с взысканием убытков вследствие сноса незаконно возведенных объектов, к лицам, которые не исполнили свою обязанность по уведомлению их об ограничениях в использовании земельных участков». Даже Арсен Унанян признал: «Надеяться можно на компенсацию от Российской Федерации или от «Транснефти», или от правительства региона, администрации города, Росреестра».

Не журналистам решать, кто виноват и кому платить, а вот снести постройки в охранной зоне владельцам участков в «Факеле» все равно придется, что бы там ни решили в Страсбурге, если, конечно, дело дойдет до ЕСПЧ.