В знаменитом деле “о екатеринбургских останках” обнаружены новые факты. Результаты специалистов, проводивших экспертизу зубочелюстной системы черепов, обнаруженных в “царском” захоронении, позволяют сделать выводы, что в потайной яме на старой Коптяковской дороге были погребены останки не царской семьи., сообщает “Московский комсомолец” и «Московские ведомости» .

Экспертиза проводилась по обращению Русского культурно-просветительного фонда имени Святого Василия Великого. В исследовании зубочелюстной системы и историко-источниковедческом исследовании приняли участие врач-стоматолог высшей категории, вице-президент Стоматологической ассоциации Санкт-Петербурга, член Европейской ассоциации эстетической стоматологии, член Американской ассоциации косметической стоматологии Эмиль Агаджанян, историки Леонид Болотин и Алексей Оболенский. С полным текстом экспертизы можно ознакомиться на сайте “Московские ведомости”.

Основой для новых исследований стали данные судебно-стоматологической экспертизы начала 1990-х, а именно параметры зубочелюстной системы всех черепов, обнаруженных в предполагаемом месте захоронения останков царской семьи.  И в 1994, и в 1998 годах профессиональными судебными медиками были подробно описаны каждый зуб, рентгенограммы челюстей, но сопоставления с историей лечения зубов Царской семьи экспертами тогда сделано не было.

Ученым было задано несколько конкретных вопросов. Особый интерес представляют ответы на два из них.

Первый вопрос(под номером 4) касался черепа №4, который предположительно принадлежал Николаю II. Ученым предстояло ответить, мог ли данный череп принадлежать императору, с учетом предыдущего “Заключения специалистов” о дентофобии царя, а также данных о пломбах и удаленных зубах.

Специалистами было заявлено, что на основании анализа предоставленного им материала можно сделать вывод, что принадлежность данного черепа Николаю Романову спорна и безосновательна. В качестве подтверждения сделанного ими вывода, экспертная группа привела факт отсутствия подтверждения, что император страдал дентофобией, равно как не имеется и доказательств того, что в мае 1918 года Николаю II были удалены два зуба на нижней челюсти.

Второй вопрос (вопрос под номером 6), касался принадлежности остальных обнаруженных в захоронении черепов членам царской семьи, а точнее Императрице Александре Федоровне, Великой Княжне Ольге, Великой Княжне Анастасии и Великой Княжне Татьяне.

Ответ специалистов поставил под сомнение вероятность принадлежности изученных черепов супруге царя и его дочерям по причине наличия кариеса и пародонтита на очень многих зубах, которые, по результатам стоматологической экспертизы, не лечили за 1-2 года до смерти их владельцев.

Таким образом, по заключению высококлассного петербургского дантиста, состояние зубов у обнаруженных останков настолько запущено, что принадлежать членам императорского дома, часто обращавшихся к дантисту, они просто не могли.

Согласно историческим данным, сам Николай II и его семья довольно часто обращались к стоматологам. В Александровском дворце Царского Села было даже установлено зубоврачебное кресло, а в Ливадийском дворце в Крыму был обнаружены инструменты, используемые в стоматологии. Специальный кабинет для поведения манипуляций с зубами был оборудован и в Зимнем дворце.

Из переписки Николая II с супругой Александрой Федоровной следует, что она страдала сильными зубными болями и многократно прибегала к помощи зубного врача. Кроме того, пытаясь заглушить эту боль, Александра иногда курила. Для подавления неприятного запаха изо рта помимо зубного инструментария для царской семьи приобретались также средства гигиены полости рта. Все это отражено в книге расходов.

Примечательно то, что услуги дантиста оплачивались из собственных средств императорской семьи.

Согласно историческим записям у Императорской семьи было три дантиста. Сначала лечением “венценосных” зубов занимались двое американских стоматологов — Жорж Шарль де Марини и Генрих Воллисон, которые “перешли Николаю II в наследство” от его отца, императора Александра Третьего. Затем личным дантистом царской семьи стал крымский врач Сергей Кострицкий. Талантливый специалист умел лечить зубы Цесаревича без кровотечений, которые для Алексея, больного гемофилией, могли быть смертельны.

Талант врача был высоко оценен Императорским Домом, о чем может говорить тот факт, что при необходимости они согласны были ждать приезда Кострицкого из Ялты в Петербург, поскольку он наотрез отказался переезжать на берега Невы.

Исторические записи говорят, что к услугам Кострицкого члены дома Романовых обращались даже уже будучи в ссылке. Имеются письменные подтверждения того, что в октябре 1917 году дантист приезжал к своим пациентам. На тот момент Николай II уже был отречен от престола.

После злодейского расстрела Царской семьи Кострицкий сбежал от большевиков в Константинополь, а затем переехал во Францию, где продолжил свое дело. Именно он является автором “Элексира Кострицкого”, производимого во Франции вплоть до 90-х годов 20 века.

Спустя много лет Кострицкому предложили провести анализ и дать заключение о состоянии зубов одной из лже-Анастасий. Однако он заявил, что это не Анастасия едва взглянув на зубной слепок.