653204570

Субсидиарная ответственность превратилась в механизм давления и на добросовестных должников, считает аналитик долговых рынков Иван Рыков.

По словам эксперта, сейчас все презумпции против контролирующих должника лиц. Кроме того, расширен круг субъектов, которых могут признать контролирующими. Это может быть любой, на кого укажет «номинал», или тот, кто от лица общества заключает сделку, если потом оценщик решит, что она была нерыночной.

Как говорит аналитик, — «ключевой момент в механизме субсидиарной ответственности – это определение лица, контролирующего должника. Того, кто реально управлял компанией и чьи действия довели ее до банкротства. Однако сейчас, в результате изменения норм круг контролирующих лиц расширился, и любое лицо, которое взаимодействует с компанией, попадает под риск привлечения к субсидиарной ответственности. В практике применения этого инструмента требуется найти баланс между интересами кредиторов и правами должников».

О расширении практики привлечения к субсидиарной ответственности свидетельствуют цифры. На начало 2017 года суды удовлетворили 20% из заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, а на конец 2018 года цифра достигла 40%. Если на 2017 год было привлечено 923 человека, то на конец 2018 года таковых уже было больше 2 тысяч человек.

«Субсидиарная ответственность набирает обороты с каждым годом и даже каждым кварталом. Важно сделать так, чтобы из механизма по взыскиванию задолженностей она не превратилась в инструмент давления на бизнес», — замечает Иван Рыков.