Так как данный рынок быстро эволюционирует, ему необходим гибкий и эффективный контроль, который может быть осуществлен только при условии своевременного обмена информацией между участниками рынка и его регуляторами.

Мы решили побеседовать на эту тему с Генеральным директором компании МКК «СБД ФЛИППЕР» Анастасией Игоревной Корюшкиной и узнать ее видение ситуации на микрофинансовом рынке России на сегодняшний день.

— Анастасия Игоревна, как на Ваш взгляд повлияла пандемия COVID-19 на рынок микрофинансовых услуг?

— Безусловно пандемия смогла оказать сильное влияние на рынок микрозаймов. Объем портфеля микрозаймов сильно сократился в первом полугодии 2020 года, так как величина погашения старых кредитов, как и, объем выдачи новых займов значительно упал, и это негативно сказывается на балансе микрокредитных организаций. Однако, если мы говорим о структуре выданных займов то, доля кредитов для малого бизнеса увеличилась в общем объеме. Больше всех пострадал офлайн-сегмент, он сократился почти на половину от до кризисных значений, в то время как онлайн-сектор уменьшился только на 18%.

— Как по Вашему мнению изменились настроения россиян за 2020 год?

— По данным 2020 года, во время ограничений потребительские настроения Россиян оказались на уровне 2018 года, когда произошла пенсионная реформа. Однако спад 2020 к 2018 нельзя назвать самым сильным, сильнейший спад произошел в 2016 году. Улучшение показателей настроения произошло в начале осени 2020 года, что безусловно дает нам понять, что настроения можно классифицировать как позитивные.

Я бы сказала, что больше всего пострадали люди с самым низким уровнем дохода. Основными причинами их уязвимости можно назвать отсутствие сбережений и низкий уровень вовлечения в цифровую экономику.

— Мне кажется, что на данный момент люди стали меньше совершать крупных покупок, меньше брать кредитов, Вы согласны?

— Конечно, в период с апреля по сентябрь как индекс потребительского доверия, так и индекс кредитного доверия показывали медленный, но устойчивый рост. На сегодняшний день эти индексы находятся на уровне чуть выше докризисного. Однако дальнейшая динамика очень сильно зависит от второй волны пандемии.

— Можно ли сказать, что кризис уже миновал?

— К сожалению нет, я бы не стала так утверждать. Последствия данного кризиса мы будем ощущать еще долгое время. Происходит рецессия не только в экономике, но в финансовом секторе, она выражается в сокращении количества банков, микрофинансовых и страховых компаний и т.д.

— Анастасия Игоревна, какие основные проблемы рынка МФО в России на данный момент Вы видите?

— На мой взгляд сейчас рынок микрофинансирования крайне сильно нуждается в доработке законодательной базы, по примеру работы МФО за рубежом. Эти же доработки помогут избавится от недоверия со стороны частных инвесторов, что тоже является крайне важной проблемой, и сделать возможным рост данного рынка посредством инвестиций со стороны непрофессиональных инвесторов.

— А как Ваша компания пережила кризис?

— Наша компания безусловно пострадала, как и многие организации. Однако уже по итогам осени прошлого года доходы нашей компании стабилизировались и вышли на докризисный уровень.

— И в конце нашего интервью, не могли бы Вы прокомментировать перспективы развития рынка МФО? То, как Вы видите ситуацию.

— Да, конечно. Я считаю, рынок займов будет расти, так как во время кризиса он показал хорошую устойчивость. Также очевидна концентрация бизнеса МФО. Также прогнозируется повышение качества обслуживания клиентов за счет их перехода на рынок МФО из банковского сектора, который сокращает объемы потребительских кредитов.

В виду всего вышесказанного, я могу с уверенностью сказать, что прошедший год для МФО оказался сложным, но в то же время открывающим как перспективы для развития, так и скрытые проблемы.