Госсовет Татарстана реактуализировал в повестке вопрос взаимоотношений между регионами и центром. Поводом послужил отказ поддержать законопроект об общих принципах организации публичной власти в субъектах РФ, который подразумевает среди прочего переименование должности президента республики. Татарстан, это последний регион, где сохранился свой «президент». Нелишнем будет поставить вопрос, что скрывается за этим демаршем и почему татарстанские элиты держатся за этот, казалось бы, исключительно символический статус?

Если говорить про смысловой подтекст, то должность президента отсылает к периоду начала 90-х, когда, пользуясь ослаблением вертикали власти, республика проглотила столько суверенитета, сколько могла, говорится в сообщении телеграм-канала «Мейстер». Тогда Минтимер Шаймиев, являющийся первым руководителем Татарстана, вел долгие переговоры с Борисом Ельциным за подписание договора о принципах устройства государства. Тогда в ход шли все способы: от угроз ввести собственную валюту до саботажа на местах выборов в Госдуму и референдума по Конституции 1993 года. Договор от 1994 года, дал Татарстану особый статус региона, «объединившегося» с Россией. Тогда Республика получила право формировать бюджет, распоряжаться природными ресурсами, а также нечто большее — собственную государственную идентичность в самом сердце РФ.

Но курс на укрепление вертикали власти, который был инициирован Владимиром Путиным, позволит власти обезвредить эту мину. Договор, заключенный на 10 лет, вернул центру все спорные полномочия, но оставил Татарстану возможность нефтяных маневров и право определять языковую политику. С этого момента стало неправильно говорить, что Татарстан имеет какую-то особую форму государственности.

Законопроект «Клишаса -Крашенинникова» будет рассмотрен в первом чтении на заседании 9 ноября — у регионов еще есть возможность повлиять на его содержание.